50 лет в эфире



50 Лет в эфире - стр. 9


Будучи верноподданным комсомольцем, я согласился, даже не сказал, что со мной придется ехать беременной жене, за что меня ругали родители. Интересно, что в это не очень лакомое для ленинградцев место были отправлены еще два еврея из моей группы - Самуил Пайкин и Эммочка Гринберг, а моя жена вляпалась автоматически из-за меня.

Мы приехали в Омск в феврале 1955 года. Был жуткий мороз. Помню, выходя из трамвая я плюнул - на землю упала ледышка. На заводе (это был завод Министерства авиационной промышленности - МАП) приехавших принял главный инженер Василий Игнатович Мандрыка. Меня, как обладателя диплома с "отличием", направили в выпускной цех № 36 - "цех настройки комплекса". А выпускал завод сложнейшие по тем временам радиолакаторы для самолетов - РЛС защиты хвоста тяжелых бомбардировщиков "Аргон", в котором было более 240 радиоламп. Поскольку самолеты сдавать без "Аргонов" было нельзя, завод имел большое значение для работы МАП и там сидел "представитель министерства" Витольд Собинович Шунейко. Сидел он именно в выпускном цехе. Он был лауреатом Сталинской премии за копирование американского высотомера для бомбардировщика ТУ-4, созданного на базе украденного у американцев Б-29. Какой это был специалист показывал такой эпизод: мы не можем настраивать комплексы РЛС, так как нет блоков из цеха № 26. Шунейко орет на начальника цеха № 26: - "Почему не даешь блоки" - "Не могу настраивать, так как нет ламп" - "Настраивай, мудак, без ламп, потом вставишь и отдашь в наш цех!". Начальником цеха был Владимир Моисеевич Векслер, участник войны, закончивший Одесский институт связи. Не знаю, как там учили студентов, но как радио-инженер Векслер был очень слаб и рабочие настройщики (техники по образованию), вымогая зарплату, дурили ему голову: - "Не идет, не успею сдать эту станцию." Я быстро разобрался в устройстве "Аргонов" и, в отличие от настройщиков, стал искать неисправность по схемам , а не как они делали, по имевшим место ранее случаям.


Содержание  Назад  Вперед